Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Защита немецкой культуры

Защита немецкой культурыТакого рода суждения не прошли незамеченными, и в 1928 году Кольбенхайер входит в состав «Боевого союза в защиту немецкой культуры», созданного по решению руководства НСРПГ. Все последующие публикации Кольбенхайера свидетельствуют о его прочной привязанности к нацистской идеологии, хотя и здесь не обошлось без противоречий. В определённом смысле Кольбенхайер, как и А. Динтер, а вслед за ним и Э. Юнгер, мнил себя чуть ли не идеологическим гуру, пытаясь истолковывать постулаты национал-социализма в свете собственной «плазматической философии жизни», чем и вызвал недовольство руководства партии. Будучи лауреатом многочисленных премий, обласканный вниманием политической верхушки и критики, Кольбенхайер, как вспоминал В. Бергенгрюн, возомнил в тщеславии, что «он являлся олицетворением духовной жизни Германии», за что и получил, памятуя его венгерские корни, насмешливое прозвище «литературный цыганский барон».Несмотря на некоторые разногласия с руководством партии Кольбенхайер всё же оставался преданным идеологии национал-социализма и в 1940 году стал членом НСРПГ, а в 1944 году был внесён Гитлером в особый список «боговдохновенных писателей», состоящий из шести имён, и освобождён от военной и гражданской повинности.

Столь повышенное внимание нацистов к Кольбенхайеру вызвано, прежде всего, тем, что его творчество, и в первую очередь трилогия о Парацельсе, наиболее полно, по мнению нацистов, отражало «историческое становление немецкого народа», «веру в молодую жизненную силу немецкого народа». При этом Кольбенхайер не проводил в своих произведениях каких-либо исторических аналогий к современности, как это было свойственно историческим романам того времени, когда одни авторы пытались подчеркнуть значимость нацистского режима, как, например, Я. Куцлеб в романе «Первый немец», другие же наоборот стремились таким образом выразить ему своё неприятие, как, например, В. Бергенгрюн в романе «Великий тиран и суд». Сам Кольбенхайер, говоря о назначении немецкого исторического романа, заявлял: «Не аналогии к современности являются… сущностью романов, созданных на историческом материале, а искусство приводить к действительности жизненные эпохи становления народа так, чтобы читатель мог пережить свой народ в глубинах его созидания».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *