Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Выступление Розенберга

Выступление РозенбергаКак видно из выступления Розенберга на имперском съезде НСРПГ в Нюрнберге в 1935 году, руководство партии придавало большое значение вкладу Йоста в становление нацистской идеологии в стране: «Йост… создатель „Шлагетера“, который прославил того самого человека, о котором мы и на этом имперском съезде вспомним, о его совершенно безоговорочном самоотречении и боевой готовности ради немецкого народа, стал символом пробудившейся молодой Германии. Этой мученической смерти национал-социалистской Германии Ганс Йост создал в своей драме памятник потрясающего рода». 11 сентября 1935 года в оперном театре Нюрнберга состоялся торжественный акт вручения этой премии, на котором присутствовала вся политическая элита Третьего рейха во главе с Гитлером, тем самым недвусмысленно давалось понять, что Йост является первым бардом нацистской литературы. Отсюда понятно последовавшее 1 октября 1935 года назначение Йоста на должность президента «Имперской палаты письменности».

Должность эта, по большому счёту, отвечала как честолюбивым интересам самого Йоста, ибо она открыла перед ним необъятный простор для личного представительства в культурной и отчасти политической жизни Третьего рейха, так и надобностям нацистского государства, ибо более лучшего и приемлемого для внешнего, как, впрочем, и для внутреннего потребления пропагандиста идеологии национал-социализма трудно было найти: «Он олицетворял собой совокупность всей националистически ориентированной немецкой литературы». И это притом, что, начиная с 1935 года и до конца Третьего рейха, Йост как литератор в истинном смысле этого слова перестал существовать. Опубликованные за этот период три книги — уже упоминавшаяся «Маска и лицо», «Зов рейха — Отклик народа! Поездка на Восток» и «Фриц Тодт. Реквием» —являются чисто пропагандистскими, заказными произведениями, в которых от прежнего Йоста остались лишь слабые напоминания о былом таланте. Агитатор, оратор, пропагандист, «мыслитель», как его иногда представляли в нацистской прессе, а, в общем-то, самовлюблённый человек, упивающийся открывшимися возможностями быть в центре внимания не в силу собственной значимости как творческой личности, а в силу занимаемой должности президента «Имперской палаты письменности» — таким Йост оставался до конца Третьего рейха.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *