Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Великая контроверза

Великая контроверзаНа этом, собственно, и завершились попытки разобраться с проблемой «внутренней эмиграции». Закопёрщики «великой контроверзы», Моло и Тисс чувствовали себя победителями. Получив ощутимую поддержку западногерманского общества, не желавшего особо копаться в прошлом, а тем более расставаться с привычным чтивом, оба маргинала, не считая многочисленных наград и премий различного свойства, заняли ведущие посты в литературной жизни ФРГ: Моло стал председателем Союза защиты авторских прав немецких писателей, а Тисс — вице-президентом Немецкой академии науки и литературы в Майнце.

Для того чтобы понять суть и значимость литературы «внутренней эмиграции», вероятно, лучше посмотреть на это явление изнутри, ибо вдохновители «великой контроверзы» и их приверженцы были более чем пристрастны, пытаясь обрести на пустом месте статус авторов «внутренней эмиграции», а их оппоненты плохо представляли себе реальную картину деятельности тех и других эмигрантов, да и открывшиеся миру преступления нацистов не способствовали спокойному рассмотрению всей специфики деятельности «внутренней эмиграции», как бы мы ни относились к этому явлению литературной жизни времён Третьего рейха.

Внешне, особенно в первые годы существования Третьего рейха, могло создаться впечатление, что не только культурная жизнь, но и вся жизнь в стране ничуть не изменилась, и поэтому, вроде бы, не было никаких причин для особого беспокойства, а тем более уходить во «внутреннюю эмиграцию». Вольфганг Кёппен, один из ярких представителей «внутренней эмиграции», в статье «Париж этой весной», опубликованной в уже дышавшей на ладан солидной газете «Берлинер бёрзен-курир», в «верноподданнической» части статьи пишет: «Тридцатого января… день открытия сессии рейхстага; майские праздники; речь Гитлера о мире: в Германии весна тысяча девятьсот тридцать третьего года стала весной политического значения… Никто не может отрицать, что лицо Германии, немецкой Деревни и немецких городов изменилось. Послеянварские улицы не стали шире доянварских».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *