Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Судьба близкого друга

Судьба близкого другаСовсем по-иному сложилась в Третьем рейхе судьба близкого друга Мартина Рашке и соратника по журналу «Колонне» Гюнтера Айха. До недавнего времени интерес к творчеству Г. Айха практически ограничивался послевоенным периодом, который принёс ему славу блестящего мастера радиопьесы и не менее блестящего поэта. В литературу Айх пришёл в середине 20-х годов XX века, однако едва ли не все работы о нём игнорируют начальный период его творчества. Подобное невнимание к раннему периоду творчества писателя вызвано не только его собственным нежеланием касаться этого времени, о чём свидетельствует краткая автобиография Айха, но и отсутствием авторских текстов, достаточных для того, чтобы составить какое-то представление о становлении его как писателя. Правда, известно было, что Айх являлся одним из ведущих авторов журнала «Колонне», известно было и то, что он в годы фашизма до 1940 года работал на радио, будучи автором 160 радиопьес и прочих радийных произведений. Однако, учитывая общую неразработанность истории немецкой литературы времён Третьего рейха, как и славу Айха, воспринимавшегося в качестве мэтра послевоенной литературы ФРГ, этот раздел в творчестве писателя оставался в некотором небрежении.

Ситуация в данном случае резко изменилась в 1993 году после того, как издательство «Зуркамп», выпустившее в 1991 году исправленное и дополненное собрание сочинений Г. Айха под редакцией Акселя Фирэгга, начало работу над изданием дополнительного тома, в который должны были войти письма писателя и секундарные материалы, касающиеся его творчества. Фирэгг, ознакомившись со всеми сохранившимися письмами Айха и его друзей и некоторыми документами времён нацизма, задался целью раскрыть истинное лицо Айха с тем, чтобы «показать, как Айх преодолел то, что он сам признавал совершенно ясно как ошибочное поведение, и как от этого признания возросла сила его творчества», что нашло своё отражение в обширном очерке, представленным им издательству. Но, как это случается, в исследовательском рвении Фирэгг слишком свободно обращался с имевшейся у него информацией, выдвигая предположения о возможном «вовлечении Айха в машинерию нацистской пропаганды» таким образом, что каждый обвинительный тезис сопровождался замечанием о том, что он требует подтверждения. Подобная тактика спекуляций, основанных на предположениях, а не на фактах, вызвала справедливое недовольство издательства и договор с Фирэггом был расторгнут, а издание писем Айха пришлось отложить до лучших времён.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *