Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Сомнения редакции

Сомнения редакцииСомнения редакции «Бюхеркунде» относительно принадлежности Рек-Маллецевена «нашему духу» не лишены оснований, однако они сомневались не в принадлежности писателя их «духу» как таковой, а в степени его принадлежности к нацизму. Эта же коллизия повторится потом и в реакции нацистской критики на его исторические романы. Руководству «Бюхеркунде» пришлось по душе то, что Рек-Маллецевен с жаром поносит Французскую революцию с позиций именно «почвы и крови», обвиняя во всех бедах «финансовых воротил и „образованных"». «Место аристократии, вождей, рождённых из крови и почвы, заступил узаконенный в качестве руководства государством банковский счёт…» Собственно, здесь уже проявились основные признаки претензий Рек-Маллецевена к нацистам, хотя восприняты они были совсем по-иному, ибо отвечали их пропагандистским надобностям.

Однако за внешней стороной жизни и творчества Рек-Малле — цевена, правоверного гражданина новой Германии, скрывается напряжённая работа над романом «Бокельсон. История одного массового безумия», посвящённого истории теократического режима анабаптистов, «перекрещенцев», получившего название Мюн- стерской коммуны. Тему эту Рек-Маллецевен считал «фатально актуальной», ибо она не только «даёт возможность бороться с гитлеровской тиранией», но и сама по себе отвечает его религиозным взглядам, т. к. с 1934 года писатель принял католичество, а как известно, нет более ревностных верующих чем конвертиты.

Таково краткое изложение сути события. Однако Рек-Мал — лецевен увидел в этом событии чуть ли не зеркальное отражение прихода к власти Гитлера и его партии — «перекрещенцы» это те же нацисты, их новая религия сродни национал-социализму, а способы её навязывания ничем не отличаются от брутальных действий нацистов, как, впрочем, не отличаются и вообще, как показывает история, от обращения в ту или иную веру. При этом, учитывая феодально-монархические взгляды писателя и питаемую ими его огромную ненависть к нацистскому режиму, он гиперболизировал всю историю Мюнстерской коммуны как приход антихриста, оставляя в стороне многие реальные позитивные факты её деятельности. По сути дела, это не собственно исторический роман, хотя он имеет все признаки такового, а роман-памфлет, который по своей тональности напоминает рассказ современника, повествующего с горечью, отчаянием и безмерной ненавистью о событиях, пережитых им лично. Здесь слились воедино хронист времён Реформации и хронист времён Третьего рейха, и ненависть, почти параноидальная, как к революционному прошлому, так и к нацизму и лично к Гитлеру пронизывает весь роман от начала до конца.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *