Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Слабые надежды Шнайдера

Слабые надежды ШнайдераСлабые надежды Шнайдера на восстановление прежнего рейха вскоре рухнули после кровавой резни 1934 года в стане штурмовиков, показавшей, что к власти пришли не наследники Фридриха Великого, а банда преступников. Именно в это время Шнайдер, узнав о зверствах в концлагере Дахау, пишет рассказ «Утешитель»,1 в котором речь идёт о временах преследования ведьм, о пытках, о кострах инквизиции. Известный немецкий поэт XVII века, и иезуитский священник Фридрих фон Шпее мужественно выступил в защиту «ведьм», подвергавшихся изуверским пыткам, пытаясь противопоставить зверствам церкви слова утешения, человеческого участия. Рассказ «Утешитель» — первый шаг в череде антинацистских выступлений Шнайдера.

Следующая его книга «Островная империя. Закон и величие британской власти», свидетельствует о значительном изменении взглядов писателя на роль властителя в истории: «Труд всей моей жизни по большей части определялся короной и желанием способствовать её восстановлению, создавая духовные и религиозные предпосылки, без которых она никогда не могла и не имела права подняться. Однако через глубочайший разрыв исторической жизни, который начал раскрываться в 1933 году и тянулся в течение двенадцати лет, я только придерживался моего образа мыслей, но не моих надежд и намерений». Эта позиция выразилась, при сохранении общего тезиса о неизбежности вины при исполнении властных полномочий, в полном исключении властителя от каких-либо мирских или божественных обязанностей. Создавая свою империю, английский король Генрих VIII, порвав с Римом, отринул вечные законы веры и морали, поставил во главу угла материальный интерес, «подчинив надобностям государства глубину чувств, святое в человеке, ради которых он только и может жить и оправдывать своё существование». Рассматривая последующие периоды становления британской империи, Шнайдер настоятельно подчёркивает, что её основы определяются виной, ибо вся власть поражена коррупцией, понятие совести отсутствует. Безвинными остаются только бессильные, святые.

Посыл действительно ясный и касается он реальной действительности нацистской Германии, но посыл этот был услышан как в оппозиционных, так и в официальных кругах. «Бюхеркунде», несмотря на указание сверху не обращать внимание на произведения Шнайдера, не утерпело выразить своё отрицательное отношение к его книге, и, словно в отместку за отказ от сотрудничества с этим журналом, назвало «Островную империю» как попытку «иезуитски надменным способом писать мировую историю», а «Имперская палата письменности» тут же обратилась к Шнайдеру за разъяснениями его позиции. В критическую кампанию против писателя внёс свой вклад и нацистский журнал «Нойе литератур», редактор которого Вилл Феспер в рецензии на роман Шнайдера «Венец императора Аотаря. Жизнь и власть Лотаря фон Супплинбурга» назвал его «направленным против национал-социализма». Завершающим ударом по Шнайдеру в этом потоке критики стало появление в «Фёль — кишер беобахтер» анонимной статьи «Является ли история конфессией?», в которой на примере книг «Островная империя» и «Венец императора Лотаря» писателя обвинили в том, что он «вторгся в неприкосновенный раздел нашего исторического мифа» и к тому же «порицал остатки средневековой догматики» и «христианского священного учения».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *