Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Садомазохистская сцена

Садомазохистская сценаЭта дикая садомазохистская сцена является своеобразным зеркальным отражением судьбы Ашенбаха из новеллы Томаса Манна «Смерть в Венеции». В обоих случаях речь идёт о завершении карьеры, о жизненном конце обоих персонажей, происходящем в различной духовной плоскости, и конец этот для каждого из них совершенно неожиданно выражается именно в гомоэротической плоскости. Если Ашенбах — это воплощение изысканного декаданса, а Тадзио — недосягаемая мечта, то Дикман и Альварос суть приземлённые участники несостоявшегося эротического схождения. Пришли другие времена, другие нравы, и поэтому Дикман предстаёт в своих проснувшихся эротических желаниях в виде брутально действующего фавна, а Альварос — в виде самовлюблённого красавчика, занятого во время признания в любви к нему местной девицы выдавливанием прыща на спине.

Не менее откровенной выступает и сексуально обозначенная картина вожделения Берты соития с негром: «Его тёмное блестящее лицо было совсем рядом с Бертой. Он смотрел на неё. Определённо эта коричнево-голубоватая кожа пахнет, этот запах пронизывает его туго вьющиеся волосы особенно резко, подумала Берта. Насмешливо улыбаясь, негр раскрыл толстые губы — о, какие крепкие зубы, глаза блестят. Берта уставилась на это лицо, на этот мясистый рот, в эти плавающие глаза.,Да, такой негр, вероятно, это было бы то, что надо, да?“, — сказал рулевой. Берта посмотрела на него застывшим взглядом. „Было бы“, — выговорила она хрипло».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *