Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Реальная действительность

Реальная действительностьНе следует, однако, забывать, что о прямых отсылках к реальной действительности Третьего рейха в тех условиях не могло быть и речи. Весь ход подобных отсылок определялся, как писал позднее сам Бергенгрюн, «едва заметными намёками», которые были рассчитаны на «чрезвычайную остроту Слуха угнетённых», что, собственно, и приводило к благосклонной критике официальной прессы, воспринимавшей внешнюю сторону повествования как выражение верноподданнического проявления, или, на худой конец, когда речь заходила о чрезвычайно высоких материях, как воспевание вечных истин.

Основная мысль, определяющая суть романа Бергенгрюна, сводится к религиозной опосредованности государственного становления. Карион, человек нового времени, упомянув халдеев, ассирийцев, персов, греков и римлян, считает, что «бог, наконец, одарил немцев как их наследников из числа других наций величием и господством над миром… Поэтому немецкие князья и в особенности курфюрсты как избранники государя императора должны подобную честь глубоко уважать и ценить, потому что господь поручил им сохранять величие мира и доверил им соблюдение веры, права и мира». Эти слова являются важными для понимания позиции Бергенгрюна в годы нацизма, их можно рассматривать как своеобразное наставление для правителей, а все перипетии романа как пример того, к чему может привести небрежение этими наставлениями.

Если подобные рассуждения можно отнести к разделу пожеланий, осторожных и потому не вызывающих каких-либо возражений со стороны официальных властей, то подчёркивание противостояния между вендами и немцами содержит в себе определённые антирасистские интенции. В отличие от авторов фёлькиш-нацио- нальной направленности, не говоря уже о собственно нацистских авторах, Бергенгрюн описывает вендов с большой симпатией, исторически точно, особенно в части их внешнего облика — белокурых, голубоглазых, т. е. обладающих признаками нордической расы, столь ценимой нацистами при определении истинного арийца. Такая позиция явно не вписывается в идеологические каноны национал-социализма, и Бергенгрюн откровенно дискутирует с официальной точкой зрения касательно расовых проблем, вкладывая в уста курфюрста слова, явно не отвечающие по своей сути реальной практике тех лет: «Как я мог бы быть врагом вендов?… Разве не я несколько месяцев тому назад отдал мою старшую дочь в жёны потомку вендов, потому что каждый ведь знает, что мекленбуржцы, как и мои милые родственники из Померании, происходят от древних языческих вендских князей. Я считаю, что правитель… занимает слишком высокое положение, чтобы он мог себе позволить питать антипатию по отношению к какой-либо части своих подданных, пока они соблюдают законы, и к тому же если все они без исключения доверяют ему. Таким образом я отношусь и к вендам. За одно это обижаются на меня некоторые бранденбуржцы… Крестьянское сословие я сравниваю с ногами, на которых всё покоится и которые при этом тяжко ходят по земле. Пусть немецкий крестьянин — правая нога, а вендский — левая; для того чтобы идти вперёд нужны обе».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *