Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Представитель письменности

Представитель письменностиОдин из них заявил, что ему надо отправиться в качестве представителя письменности в Осло с тем, чтобы выдрессировать тамошних поэтов до государственного уровня, в то время как его сосед собирается заняться обновлением церкви, и делает это так, как будто новый мессия у него уже в кармане, и он не может его показать лишь по каким-то договорным причинам».

Понятно, что это частное письмо, и написано оно другу и собрату по профессии, тем не менее, оно достаточно ясно говорит об истинном отношении Рашке к нацистской действительности. Она воспринималась им как данность, в которой надо жить с учётом её условий, и эта позиция, скорей всего, и определяла статус Рашке во времена Третьего рейха как «пассивного коллаборациониста»,который, презирая нацизм, не пытался заводить с ним дружбу, используя, тем не менее, его возможности для того, чтобы безбедно существовать и писать то, что ему хотелось, что представляло для него духовную значимость.

С завершением активной творческой деятельности в области собственно художественной литературы, М. Рашке обращается к журналистике. В 1941 году он был призван в армию в качестве военного корреспондента вермахта. Военная публицистика М. Рашке интересна тем, как человек, в общем-то, далёкий от идеологии национал-социализма, вынужден, в силу своего статуса военного корреспондента, писать статьи, очерки, которые отвечали бы требованиям нацистской пропаганды, и в то же время не скатывались бы до уровня публицистики нацистской партийной печати. Рашке, в отличие от знаменитой в 30-40-е годы журналистки Маргарет Бовери, определившей уже в названии своей книги «Мы все лгали» подневольное состояние представителей своей профессии, не лгал, а просто обходил молчанием то, что не пропустит никакая цензура, тем более военная, или, что делали и без него некоторые противники режима, вроде Петера Зуркампа, признанного «мастера скрытного письма», пускался в философские рассуждения с привлечением авторов античности, что позволяло в сплетении полунаучных рассуждений каким-то образом незаметно выразить своё мнение. Опять же, в данном случае речь не идёт о каких-то крамольных, антифашистских высказываниях, что Рашке было совсем не свойственно, а о желании высказать здоровое суждение по тому или иному вопросу, не опасаясь цензурных неприятностей. Правда, некоторые послабления всё же допускались, когда Рашке, и не только он, публиковался в журнале «Рейх», который, несмотря на то, что он находился под личным присмотром Геббельса, позиционировался как пропагандистское издание для внешнего мира, что позволяло привлекать для работы в этом издании авторов, далёких от нацистской действительности с широким кругозором, выходящим за рамки официальной дозволенности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *