Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Повседневные проблемы

Повседневные проблемыСвоеобразным противопоставлением »Amor dei« является роман «Мастер Иоахим Паузеванг». Если Спиноза представлен как чужеродный элемент среди голландцев, то здесь речь идёт о простом сапожнике, коренном жителе Бреслау, живущем повседневными проблемами своего народа. В преддверии своей смерти он пишет для своего сына некую хронику своей жизни и своего города, однако большая часть его рассказов посвящена беседам с силезским мистиком Якобом Бёме. Мастер Иоахим Паузеванг представлен Кольбенхайером как искатель истины, защитник немецкой сущности, выступающий против «средиземноморского духа», против закосневших истин римской церкви, предвещающий бурю, которая очистит священную немецкую землю от засилья римской курии: «Весна придёт. Она придёт усилиями молодых. Молодёжь берёт слово! И только молодёжь. Именно этого хочет растущий, радостно созидающий бог».

В третьем томе, в главе «Реквием», происходит последняя встреча Одина с Христом. Один находит мёртвого Христа в Аугсбурге после заключения религиозного мира между протестантами и католиками. Укрепление протестантизма путём принятия тезисов Лютера снова убивает Христа, и Один знает, что в третий раз Христос не найдёт сил для воскресения. Он берёт тело Христа и опускает его в вечный лёд Альп. Немцы теперь могут остаться без бога, но он, как олицетворение «вечной тоски по нему», остаётся в их памяти живым, это и определяет их как срединный народ по отношению к остальными народам: «Полдень и полночь, вечер и восход изливают свою ненависть и алчность на этот срединный народ, который является также народом срединной крови, которая в одинаковой мере даёт толчок нерасцветшей жизни, теснимой тысячами поколений, расцвести заключённому в ней пышному цвету, набирающему силу, стремящемуся проявится, уже желающему обилие цвета воплотить в плод и семя.— Другие народы быстрее стареют и мельчают, следуют своим мёртвым богам в никуда. Этот народ должен подниматься и падать как прилив и отлив, как долина и вершины, и нет ни одного такого глубокого падения, из которого страстное желание этого народа не поднимало бы его из земли выше, чем на это способна страстная мечта всех народов, и нет ни одной такой высокой вершины, чтобы подстрекающая сущность этого народа не успокоилась бы, не проникнув во все глубины».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *