Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Полунищенское существование

Полунищенское существованиеВольфганг Кёппен родился 23 июня 1906 г. в Грейфсвальде. Кёппен был внебрачным ребёнком. Правда, отец Кёппена, приват-доцент глазной клиники в Грейфсвальде Райнхольд Хальбен, выплачивал какие-то алименты, но семья вела такое полунищенское существование, что мать Кёппена, Мария Кёппен зарабатывавшая на жизнь шитьём, вынуждена была вместе с сыном переехать в 1909 году в Торн, а затем в Ортельсбург к сестре Ольге, домоправительнице и спутнице жизни архитектора Теодора Вилле, ставшего для Кёппена названным дядей. В августе 1914 года, в связи с началом первой мировой войны всё семейство перебирается в Грейфсвальд. Через год семья возвращается в Ортельсбург, а в 1919 году снова переезжает в Грейфсвальд, где Кёппен поступает как ребёнок из малообеспеченной семьи в среднюю школу.

И тут начинаются полоса биографических несуразностей, возникновение которых вызвано исключительно неуёмной фантазией самого Кёппена. Судя по всему, ему доставляло большое удовольствие водить за нос армию литературоведов, досаждавших ему своими расспросами, хотя в действительности в основе этих фантазий лежали неосуществлённые надежды и мнимые предположения социального свойства. Сам Кёппен очень неохотно сообщал какие-либо подробности своей биографии. В беседе с Кристианом Линдером Кёппен заявил: «Вы должны читать мои книги, там написано всё, что я хотел сообщить о себе». Действительно, во всех его произведениях рассыпано множество сведений автобиографического порядка, но к ним следует относиться с осторожностью, ибо в основе своей автобиографические эссе и рассказы Кёппена, по его собственным словам, являются «воображаемыми жизнеописаниями». В одной из многочисленных бесед Кёппен заметил: «Я — ловкий лгун. Этого требует профессия». Как ни странно, все соглашаются с этими правилами игры. Крупнейший немецкий критик Марсель Рейх-Раницкий, много сделавший для того, чтобы защитить Кёппена от нападок реакционеров разных мастей, и высказывания которого всегда отличаются резкостью несмотря на значимость того или иного писателя, охотно вступает в эту игру, когда Кёппен, вспоминая о детских годах, замечает что он «не знает, соответствует это действительности или нет», ибс «это всё фантазии, мои представления». Даже этот критик, особе не церемонящийся с любыми проявлениями игрового свойства в художественном произведении, с восторгом воскликнул: «Поэтому мы и говорим ведь о том, что фантазией следует испытывать реальность. Я заметил, что обо всём, что Вы рассказываете, я верю каждому Вашему слову, всё это и есть роман».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *