Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Писатели молодого поколения

Писатели молодого поколенияБолее откровенно, выражая взгляды писателей молодого поколения, высказался Вольфганг Кёппен: «Вихерта, Бергенгрюна, Шнайдера во времена Третьего рейха в художественном отношении мы просто не воспринимали». В этом смысле примечательна дискуссия Хорста Данге со своим давним другом Бергенгрюном об историческом романе как литературном жанре. Читая роман «На небеси яко на земли», Ланге записывает в августе 1944 году в своём дневнике: «Поучительно-наивная тональность и астрологическая мишура мне очень мешают. Исторический роман и без того в своей типично немецкой форме чужд мне…» И после прочтения: «Мои первые возражения против этой книги несколько изменились. Тем не менее, слабости исторического романа и такое откровенное переложение проблемы на современность здесь бросаются в глаза».

Спору нет, роман Бергенгрюна «На небеси яко на земли» трудно сравнить, как это делает Ланге, с романом Л. Н. Толстого «Война и мир», но последний и не является историческим романом в общепринятом смысле. Бергенгрюн использовал исторический материал в той мере, в какой он нужен был ему для выражения неприятия нацистской действительности, да и в этом случае, желая донести свои мысли до как можно большего числа читателей, он оставался предельно осторожным, чтобы не привлечь к себе внимания цензуры, отчего и возникло такое огромное, свыше 600 страниц, сооружение, где можно легко спрятать потаённые мысли. К тому же достаточно разговорная в лучшем смысле этого слова манера общения писателя с читателем создавала атмосферу доверия и некоего покоя. Тот же Ланге, находившийся в дружеском общении с семейством Бергенгрюна, пока оно находилось в Берлине, вынужден отметить, что «в тот момент, когда при чтении какого-либо предложения воспринимаешь голос автора, всякая критика замолкает». Этот, казалось бы, незначительный момент общения читателя с текстом писателя обусловлен именно рассказовой манерой письма Бергенгрюна, способствовавшей сближению читателя с писателем, что и обеспечивало успех его книгам любого свойства у широкого читателя.