Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Отрицательная реакция

Отрицательная реакцияВероятно, отсутствие какой-либо отрицательной реакции на свою книгу подвигло Ф. Рек-Маллецевена приняться за работу над новым произведением такого же толка, и в 1938 году выходит его роман «Шарлотта Корде. История одного покушения». Ничего нового в этом произведении писатель не сказал, ибо по своей ненависти к нацизму и к демократии во всех её проявлениях это был повтор «Бокельсона», с той лишь разницей, что Рек-Маллецевен продолжил ту же полемику непосредственно на примере столь ненавистной ему Французской революции 1789 года, избрав в качестве протагониста своей книги Шарлотту Корде, убившую Марата из политичеких побуждений. Марат в данном случае выступает у Рек-Маллецевена как некое подобие Гитлера, а поступок Корде — как некий сценарий возможного его устранения.

Специфика новой книги Рек-Маллецевена состоит в том, что автор более свободен и более откровенен в выражении своей ненависти к нацизму и в частности к Гитлеру, ибо место достаточно умеренного в своих суждениях хрониста, как это было в «Бокельсо — не», заступил историк, ставший своеобразным адвокатом Шарлотты Корде, откровенного врага французской революции, являющейся не только выразительницей монархических идей фёлькиш-национа — лов, но и непосредственной активной участницей событий тех лет. В нашем случае несомненный интерес представляют бросающиеся в глаза параллели к временам нацизма, в частности, касающиеся культа Гитлера: «Осенью 1793 года в революционный календарь вошёл новый святой Saint-Marat, школьники обязаны были креститься, услышав его имя. Бюсты Марата красовались теперь в конвенте и во всех отделениях клуба якобинцев, его портрет висел в каждой школе. Возникла оживлённо развивавшаяся индустрия, сконцентрировавшаяся на изготовлении портретов Марата, существовала ещё более оживлённая индустрия по изготовлению бюстов Марата, и когда потребность в гипсовых Маратах чуть было не перестала удовлетворять рынок, Париж пережил нашествие дюжины итальянских скульпторов, которые, быстро ощутив хорошую конъюнктуру, прибыли из Лукки толпами и, ставшие теперь специалистами по Марату, наполнили свои карманы. Кофе теперь пили из чашек Марата, носили причёски под Марата, брелоки под Марата, кольца в стиле Марата, броши, табакерки, крышки часов и даже часовые стрелки показывали его портрет, сморкались в ситцевые платки, на которых красовалось его лицо в яркокрасном якобинском колпаке».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *