Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Определённая закономерность

Определённая закономерностьВ этом есть определённая закономерность, если учесть, что и Геббельс вскоре заметно охладел к своему, как ему, вероятно, мыслилось, «придворному живописцу». Прочитав рукопись военного дневника Юнгера, охватывавшего период с 1939 по 1940 годы, т. е. период французской кампании, Геббельс явно обеспокоился тем, что вместо описаний победного шествия немецких войск по дорогам Франции дневник полон каких-то бессвязных глубокомысленных заметок, прозаических деталей и абсолютным безразличием к самим военным событиям. В своём дневнике Геббельс сделал 19 ноября 1941 года достаточно многозначительную запись: «Эрнст Юнгер с головой погрузился в бесплодное философствование. В начале войны он снова добровольно отправился в армию; принял участие в различных походах и проявил храбрость, показал себя наделе; но его литературщина становится невыносимой. Было бы, вероятно, неплохо при случае его немного отчитать и по-новому настроить. Он всё больше изолируется от движущих сил времени и рискует превратиться в литературного отшельника. Было время, когда он писал хорошие и действенные книги. Вероятно, он слишком долго был предоставлен самому себе. При первой же возможности я попытаюсь его поймать и объяснить ему мою позицию».

Неизвестно, «поймал» ли Геббельс Юнгера, но военный дневник Юнгера «Сады и дороги» без каких-либо изменений вышел в 1942 году в Германии и в этом же году — во Франции. Этот год стал последней датой публикаций Юнгера и годом ухода этого любимого диссидента фюрера во «внутреннюю эмиграцию», ухода, прямо скажем, немного театрального в своей откровенности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *