Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Очарование фашизма

Очарование фашизмаТем не менее, Прюмм стоит на своём: «„Стена шатается" свидетельствует о том, что даже такой автор как Кёппен находился в опасности поддаться очарованию фашизма… Нельзя не обратить внимание на то, что Кёппен позволил себе ввести в роман пошлую национал-социалистскую фразеологию». И поэтому, в чём и заключался смысл этой дискуссии, следует пересмотреть всё творчество Кёппена, ибо в нём можно усмотреть наличие следов приверженности Кёппена национал-социализму: «Даже антифашистская ангажированность Кёппена до и после 1945 года требует срочной корректуры. Все обстоятельства выглядят более комплексно и более связно, чем это предполагалось. Непреклонность, с которой Кёппен по сей день борется с отрицанием и преуменьшением нацистского прошлого, решительным образом, конечно, отмечена болезненным признанием того, как близки были его собственные идеалы соблазнительным сторонам национал-социализма».

Столь резолютивные выводы покоятся, однако, на Шаткой Платформе. Почему-то Прюмму никак не приходит в голову простая мысль о том, фон Зюде и Кёппен не суть идентичные фигуры. Многое из того, в чём Прюмм обвиняет Кёппена, следует понимать как критику автором своего протагониста. Фактически вторая часть романа является развенчанием молодого фон Зюде, и хотя этот образ дорог Кёппену, он, тем не менее, методично разрушает его, доводя до абсурда его истовую, лишённую смысла приверженность долгу. В этом смысле примечательна в конце романа фигура умирающего директора почты Шмидта, такого же одинокого и ревностного служаки, как и фон Зюде, который получив по телеграфу сообщение о капитуляции немецкой армии, надевает фрак, ставит пластинку с музыкой Вагнера, и, сообщив фон Зюде это трагическое известие, падает замертво. Фон Зюде закрывает ему глаза, и этот жест означает духовный конец и самого фон Зюде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *