Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Общепринятые рамки

Общепринятые рамкиКонечно, по сравнению с оголтелым антисемитизмом Юлиуса Штрайхера из «Штюрмера», высказывания Йоста покажутся совершенно безобидными, однако позже, когда он станет значительной фигурой в культурной жизни Третьего рейха, его словарь существенно изменится. По большому счёту, Йоста нельзя назвать радикальным антисемитом, его антисемитизм укладывался в общепринятые рамки обычного антисемитизма в Германии. В статье «К еврейскому вопросу» Йост пишет: «По роду и крови я отношусь к антисемитам; я признаю также, что моё отношение к человеку еврейской национальности никогда не сможет возникнуть с такой непосредственной, наивной естественностью, как это происходит по отношению к какому-либо белокурому брату; но я подтверждаю с удвоенной объективностью, что часть моих любимых друзей семиты».

Филосемитизм и антисемитизм Йоста определялись его литературными надобностями, а после 1933 года, особенно после завязавшейся дружбы с Генрихом Гиммлером, главой СС, присвоившим ему звание группенфюрера СС, и занимаемым местом в нацистской иерархии. Здесь вряд ли можно говорить о перерождении Йоста; скорее всего верх взяла его царедворская натура и открывшиеся возможности посчитаться с некоторыми врагами из мира театра, к которым он обращался за помощью в первые годы своей литературной карьеры.

Таким образом, ко времени прихода к власти нацистов Йост как бы отметился по всем пунктам кодекса правоверного национал-социалиста, и это не осталось незамеченным, ибо после января 1933 года на него обрушился буквально поток назначений высшего порядка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *