Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Новый идол

Новый идолИсходя из того, что М. Рашке воспринял, не без воздействия своего нового идола Г. Бенна, приход к власти национал-социалистов, усмотрев в «молодых отрядах, наполненных новыми ценностями и новыми богами» новую жизнь, можно было бы ожидать некоего прорыва в его творчестве. Как бы ни был дорог ему журнал «Колонне», как бы высоко ни ценили Рашке за его элегантный критический ум, он ощущал себя брошенным в водоворот распадающегося в собственном бессилии времени Веймарской республики, и первые же успехи на радийном поприще, связанные с новой властью, вселили в него надежды на новую жизнь, на определённую стабильность. Правда, в отличие от Г. Айха, он никогда не стремился вступить в партию, хотя, с учётом своих фёлькиш-национальных воззрений, ощущал некоторую близость к определённым идеям национал-социализма.

Первый значительный роман Рашке «Наследство» является своеобразным беллетризованным выражением его статей в «Колонне» и радиопьесы «Наследие отцов». Эта тема проходит через всё творчество Рашке, повторяясь в различных вариациях, и является отголоском состояния молодого поколения времён конца Веймарской республики, носит определённые автобиографические черты. В «Открытом письме к Клаусу Манну» Рашке говорит о «бегстве от огромного одиночества», и это бегство приводит писателя и его героев к наследию предков, ибо там всё уже состоялось, всё проверено временем и поэтому достойно того, чтобы следовать и в наше время их примеру. Ведь, по большому счёту, близость Рашке к национал-социализму объясняется надеждой на определённую стабильность в жизни, на упорядоченность жизни. Все проявления собственно нацистской действительности оставляют его равнодушным. Не случайно все его произведения освящены проблематикой семьи с оглядкой на прошлые примеры, не более того, и в каждом из них он старается убедить читателя в благости подобного обращения к прошлому, видя в этом панацею от всех бед как личного, так и социального свойства, хотя о последнем в творчестве Рашке говорится как-то глухо и не слишком убедительно. Подобная чётко просматриваемая отстранённость от «великих задач» нацистской партии не вызывала каких-либо нареканий со стороны властей, ибо в контексте нацистской идеологии семейная преемственность напрямую ассоциировалась с «кровной общностью», которая трактовалась Рашке без какого-либо пропагандистского пафоса на привычном, даже банальном в своей повседневности материале, в духе фёлькиш-на — циональной идеологии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *