Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Нестыковки желаний

Нестыковки желанийВ подобного рода нестыковках желаний и практических последствий реализации этих желаний сказывается некая суетливость, лихорадочность поисков более эффективных средств выражения нацистской идеологии, и, не в последнюю очередь, разница в понимании необходимости этих поисков, учитывая противостояние Геббельса и Розенберга. Всякий, кто пытался ступить на путь хоть каких-то преобразований, связанных с отходом от установившихся не литературных, а политических традиций, не был застрахован от поражений, независимо от того, кто способствовал этому начинанию. Когда Ганс Хайнц Эверс, писатель далеко не первого ранга, поставщик посредственного чтива с порнографическим душком, в 1932 году опубликовал свой роман о Хорсте Весселе, штурмовике, погибшем в пьяной драке и возведённом нацистами в ранг «мученика», пострадавшего задело партии, нацистская критика встретила этот опус настороженно, хотя сама идея написания этого романа была подсказана Эверсу Гитлером, когда тот в 1931 году собственноручно вручал ему партийный билет в «Коричневом доме», в штаб-квартире НСРПГ. Роман Эверса написан в достаточно реалистичной манере, в духе романов Веймарской республики, романов улицы со всеми вытекающими отсюда совсем не героическими подробностями, именно поэтому он, несмотря на пафосный настрой, вызвал нарекания со стороны старых партийцев. Стараниями Розенберга, знавшего о видах Геббельса на Эверса в пропагандистских целях, предыдущее творчество Эверса подверглось уничтожающей критике, что, несомненно, бросило тень и на роман о Хорсте Весселе. Опус Эверса был признан «развлекательным романом», написанным человеком, «чьи пальцы слишком явно пахнут «Морфием», «Альрауном», «Вампирами», «Мёртвыми глазами» и подобными им вещами». В 1934 году роман Эверса, выпущенный тиражом в 200000 экземпляров, а с ним и всё его творчество подверглись запрету, и хорошо, что дело кончилось только этим, ибо, по имеющимся сведениям, имя писателя стояло в списке лиц, подлежащих уничтожению в ходе расправы с лидерами СА в июне этого же года. Эверс не справился с поставленной задачей увековечить имя «мученика», не придал политическому мифу соответствующий литературный антураж, хотя очень старался, ибо его роман о Хорсте Весселе значительно отличается от прежних произведений писателя реалистической манерой отображения действительности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *