Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Непростой процесс

Непростой процессПараллельно с ходом разоблачения Сморчака происходит медленный и непростой процесс налаживая отношений между Димке и Корой, в ходе которого Димке, натолкнувшись на некоторую отчуждённость и строптивость Коры, находит, как ему кажется, женщину, отвечающую его идеалам, Ирену, дочь арендатора его поместья. Однако во время разразившейся бури Ирена погибает, и эта же буря сводит Димке с Корой, занесённых мощным потоком воды к старой мельнице, где они, когда-то встречались.

Природный катаклизм выступает в романе как некий перст божий, который не только очищает округу от скверны, но и устанавливает порядок в человеческих отношениях. В поместье Кальтвассер возвращается мать Коры, и, как символ установления единения прошлого и настоящего, привозит с собой голову скульптуры, сброшенной с постамента в парке Димке и Корой в годы их юности. Димке всё-таки сохранил втайне от Коры эту голову и передал её матери Коры ещё во время своего пребывания в городе.

Роман завершается словами Гераклита: «Всякое пресмыкающееся бичом гонится к корму». В какой-то степени они созвучны названию романа, ибо воды Чёрной Вайды прибили к своим берегам всех героев этой истории независимо от того, нашли ли они здесь своё счастье или погибель.

Несмотря на то, что роман «Чёрная Вайда» вышел одновременно с романом американской писательницы Маргарет Митчелл «Унесённые ветром» и в какой-то мере оказался в тени блестящего успеха этого бестселлера, критика, тем не менее, с восторгом восприняла дебют Ланге, о чём свидетельствуют 24 рецензии, посвящённые первенцу молодого писателя, как, впрочем, и в последующем тираж его в 22000 экземпляров. Столь повышенное внимание критики к роману Данге вызвано не столько желанием отнести его к разряду «силезской почвеннической литературы», отвечающей канонам национал-социалистской идеологии, как это попытались сделать К. Мартенс и К. Шпет, сколько подчёркиванием художественной значимости этой книги. С. Хаффнер называет Ланге «поэтом европейского ранга», К. Корн говорит о «явлении в современной немецкой литературе», В. Крамп особо обращает внимание на умение автора «точно видеть и ясно и пластически компоновать… другую жизнь». Г. Бенн в письме к О. Шэфер заметил: «Скажите Хорсту Ланге, что «Чёрная Вайда» всё ещё живёт в моей памяти как захватывающая вещь…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *