Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Нелицеприятные высказывания

Нелицеприятные высказыванияИх нелицеприятные высказывания о кардинале и короле легко экстраполируются на реалии политической жизни Третьего рейха при том, что всё, о чём они говорят, и в этом заключается охранительный приём Андреса, отвечает исторической правде событий, имевших место в Испании XVI века. «Вся испанская империя,— восклицает Касалья,— больна подагрой — король, армия, флот, всё окоченело, опухло, стало неподвижным. Что же это за такая могущественная болезнь,., которая всю эпоху влечёт к смерти». Эта болезнь захватила даже противников власти: «Воля верующих должна определяться святой инквизицией… Все головы крутятся как винты со вниманием по всем сторонам, все спины согнулись, все сны наполнены танцем огня. Если мы хотим жить, мы учимся лгать!» Если Касалья полон бессильного гнева, помня, что его брата инквизиция послала на костёр, то Эль Греко, наоборот, согласен осилить науку лжи только для того, чтобы своим искусством говорить правду, чтобы «быть зеркалом на службе отвратительной женщины», и поэтому он не теряет надежды на победу разума: «Придёт время, когда все поймут, что это не земля — средина мира, где нет места для человека, а сам человек является этой серединой… И поэтому страна вздыхает с облегчением после смерти властителя, даже если он более сносен, чем Филипп, ибо это означает ослабление и снятие напряжения, ожидание чего-то невероятного, что наполнит чресла империи».

Собственно, эта вера в будущее и придаёт Эль Греко силы писать портрет кардинала по своему усмотрению, «так, как мне велит господь, то есть правдиво», и поэтому шапочка кардинала вместо фиолетового цвета, как это положено в предрождественское время, обретает «кроваво-красный цвет», лицо кардинала—мертвенно-бледный цвет, стихарь — белый цвет, а фон портрета — чёрный цвет. Чёрно-бело-красная триада означает смерть, но эти же цвета являются и цветами Третьего рейха. Когда кардинал удивился тому, что художник намерен «представить святую церковь в таком виде», Эль Греко объяснил, не без страха, что «она стала кроваво-красным пламенем».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *