Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Настроенная интеллигенция

Настроенная интеллигенцияДоклад был воспринят оппозиционно настроенной интеллигенцией как некий призыв к сохранению принципов гуманизма в повседневной жизни, но ещё в большей степени он был воспринят как протест против милитаризации классики, использования творческого наследия Гёте в нацистских надобностях: «Давайте представим на мгновенье, что всё созданное Гёте, всё его воздействие, все понятия, все его воодушевляющие мысли… исчезнут. Будет ли это событие значимыми в действительности только его читателям и его исследователям? Конечно, самолёты и экспрессы будут с прежней точностью отправляться и прибывать, но духовная температура земли будет намного ниже, атмосфера намного тяжкой, мышление людей, кого это касается, станет намного тусклым, не будет самого человечества… » Особое впечатление на публику произвели заключительные слова доклада Кароссы: «Давайте признаем мы все, идущие и пришедшие, принадлежащие к ордену тех, кому страны и моря мира будут недостаточны, если империя духа и сердца останется незавоёванной!»

Официальные власти отнеслись к докладу Кароссы несколько сдержанно, хотя пресса сообщала о нём как о значительном событии в культурной жизни страны. Правда, поначалу Имперская палата письменности препятствовала публикации текста доклада, потому что, по её мнению, «он слишком индивидуалистичен», тем не менее, доклад был напечатан и до 1942 года неоднократно переиздавался. Единственным открытым проявлением недовольства этим докладом можно назвать спонтанную дискуссию, возникшую с членами отряда гитлерюгенда, расположившимися перед домом Гёте на постой, и двумя националистически настроенными молодыми австрийскими авторами — Францем Тумлером, внесённым позднее в список Гитлера «боговдохновенных авторов», представлявших особую ценность для культуры Третьего рейха и Зеппа Келлера. Они, как писал Каросса в своём письме знаменитому художнику Альфреду Кубину, «чувствовали себя подавленными моим докладом; они, вероятно, ожидали от меня некоего признания, но не признания именно к Гёте».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *