Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Нацистский режим

Нацистский режимПонятно, что эти жестокие слова были сказаны сгоряча. По логике вещей, тогда должны были бы пойти на костёр и два первых тома его романа «Иосиф и его братья», вышедшие в Берлине в 1933 и 1934 годах, а с ними и роман Роберта Музиля «Человек без свойств», первые части которого были опубликованы в журнале «Тат» в апреле 1935 года, и некоторые другие произведения авторов, неприемлемых для нацистского режима. Дело даже не в публикации в эти годы книг, далёких от идеологии национал-социализма, а в самом факте готовности подавляющего большинства деятелей культуры, оставшихся в Германии, продолжать, как ни в чём не бывало, заниматься культурной деятельностью. Последовавшие после упрёков в адрес литераторов гневные инвективы в адрес деятелей культуры развеяли все надежды не только «внутренних эмигрантов», но и почти всей творческой элиты послевоенной Германии на какие-либо контакты с Т. Манном: «Непозволительно, невозможно было заниматься «культурой» в Германии, покуда кругом творилось то, о чём мы знаем. Это означало прикрашивать деградацию, украшать преступление. Одной из мук, которые мы терпели, было видеть, как немецкий дух, немецкое искусство, неизменно покрывали самое настоящее изуверство и помогали ему. Что существовали занятия более почётные, чем писать вагнеровские декорации для гитлеровского Байрейта,— этого, как ни странно, никто, кажется, не чувствовал. Ездить по путёвке Геббельса в Венгрию или какую-нибудь другую европейскую страну и, выступая с умными докладами, вести культурную пропаганду в пользу Третьей империи — не скажу, что это было гнусно, а скажу только, что я этого не понимаю и что со многими мне страшно увидеться вновь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *