Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Нацистская Германия

Нацистская ГерманияТак же, как в нацистской Германии, в Мюнстере посылают пятую колонну и проповедников для подрыва близлежащих государств, а то, что мюнстерский министр пропаганды Дузенчнур, так же, как и его великий коллега Геббельс, хромает, можно считать шуткой, которой мировая история предвосхитила четыреста лет тому назад его явление… чего нам сегодня в судьбе жителей Мюнстера времён 1534 года не хватает, так это того, что они, находясь в осаждённом городе, с голоду с жадностью заглатывали свои собственные экскременты — всё это может выпасть и на нашу долю, когда Гитлеру и его приспешникам придёт неизбежный конец Бокельсона и Книппердоллинга».

По сути дела, Рек-Маллецевен в этих строках кратко изложил всё содержание романа «Бокельсон. История одного безумия», отметив основные черты сходства Мюнстерской коммуны с Третьим рейхом. Понятно, что текст романа лишён прямых отсылок к нацистской действительности, однако Рек-Маллецевен, обыгрывая известные читателю ситуации из новейшей истории, невольно заставляет его самого приходить к нужным выводам. Буквально с первых страниц романа писатель набрасывает на примере событий в Мюнстере картину всеобщности происходящего в истории человечества, но эта всеобщность представлена в таких узнаваемых деталях, которые, в силу их недавних и всё ещё продолжающихся проявлений, обретает конкретную адресность современной действительности: «Когда весь город в течение восемнадцати месяцев оказывается отрезанным от внешнего мира, когда город не только под крики черни, но и при воодушевлённом согласии ремесленников, зажиточных бюргеров, патрициев и даже разного рода аристократов, приехавших в город, выбирает пришлого портновского подмастерья с тёмным прошлым королём Сиона, когда, наконец, этот король, снова с согласия знатных и простых людей, ставит все привычные понятия с ног на голову, разрывает все гражданские связи Средних веков,., тогда, вероятно, можно говорить о массовом безумии, о загадочном, охватившем всё общество психозе». И далее следует открытый намёк на похожее состояние немецкого общества после бесславного окончания Первой мировой войны: «Мы сегодня тоже знаем, что это всегда проявляется во времена великих поворотов судьбы и великих изменений мировой истории, когда на глазах трудолюбивого и исключительно разумного народа рушатся старые основы, в то время как новые, пригодные для старательной и формообразующей жизни, ещё не появились». Такой приём приближения исторического события к современности используется автором на протяжении всего повествования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *