Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Нацистская действительность

Нацистская действительностьОднако, как показывает практика, скрытая форма критики нацистской действительности проявлялась не только в исторических романах, но и в собственно исторических исследованиях, особенно касающихся истории Германии. Поучительным примером такого способа выражения протеста является первый том «Немецкой истории» Рикарды Хух, получивший название «Римская империя немецкой нации». Рикарда Хух, «первая женщина Германии», как её называл Томас Манн, известная писательница, поэтесса, но прежде всего историк, чьи книги пользовались и продолжают пользоваться большим успехом не только у специалистов, но и у широкой публики, прославилась умением излагать исторические события в слегка беллетризованном виде, не нарушая исторической правды, оставаясь историком по существу. Её книги «Расцвет романтизма», «Распространение и упадок романтизма», «Тридцатилетняя война», книги, посвящённые истории Италии, отдельные биографии выдающихся политических и религиозных деятелей, не говоря уже о романах и рассказах, написанных на основе исторических материалов, создали ей славу выдающегося историка с оригинальным взглядом на мир.

Принадлежа к когорте неоромантиков, Р. Хух рассматривала себя и своё творчество напрямую связанными с реальной действительностью, и смело вступала в спор со временем, отвергая реализм и натурализм, выступая против механизации жизни, потери индивидуальности, утверждая независимость писателя от добра и зла. В какой-то мере эти настроения писательницы близки взглядам консерваторов фёлькиш-национального толка, хотя и лишены их тоски по утраченным феодальным ценностям. Будучи одной из первых немецких женщин, получивших высшее образование в Швейцарии, Р. Хух с интересом относилась к женскому движению, к политическим движениям вообще, о чём свидетельствует её книга «Михаил Бакунин и анархия», хотя сама никогда не принадлежала к какой-либо партии. Даже своему избранию в Прусскую академию искусств в 1926 году она так отчаянно сопротивлялась, что только Томасу Манну, и то с большим трудом, удалось её уговорить войти в состав этого высокого собрания литераторов Германии.