Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Мёртвый лес

Мёртвый лес«Мёртвый лес» являет собой отчёт о пребывании Вихерта в концлагере Бухенвальд, отчёт, не имеющий себе равных по достоверности и выразительной силе описания нечеловеческих страданий его узников. Вихерт охарактеризовал свою книгу как берихт. Жанр берихта довольно многозначен. Он «соединяет в себе элементы репортажа и документального рассказа». При этом основу берихта определяют «реальные эпизоды, обязательным компонентом которых становится присутствие в них автора». Именно по этой причине берихт приобретает черты романа-эссе. Не случайно в предисловии к «Мёртвому лесу» Вихерт особо оговаривает свою авторскую позицию: «…я написал не о том, что увидели мои глаза, а о том, что увидела моя душа», что предполагает не свойственное жанру берихта достаточно расширительное толкование увиденного и пережитого. Эта особенность повествовательной манеры подкрепляется и введением в берихт вымышленного героя — писателя Иоганнеса, мнимая достоверность которого определяется обилием сведений из жизни самого Вихерта, но в основе своей он остаётся своеобразным собеседником автора, который нужен ему для раскрытия подлинной сущности происходящего.

Значимость «Мёртвого леса» определяется не столько развёрнутой картиной изощрённых пыток и издевательств нацистов над заключёнными, сколько рассказом о том, как ведёт себя человек, оказавшийся в экстремальной ситуации, о духовной составляющей как страждущих, так и тех, кто подвергает их страданиям, а, в конечном итоге, о немецком народе в целом: «Здесь собрался весь народ — от нищего до депутата рейхстага, от безродного до барона, ремесленники и учёные, врачи, юристы и священники… По другую сторону были семнадцатилетние часовые, холопы по внешнему виду и внутреннему содержанию, перед которыми аристократ по рождению или по духу должен был стоять, сняв шапку. Тут были надсмотрщики бараков, язык и манеры которых заимствованы у сутенёров. Тут находился начальник лагеря, бывший помощником слесаря, в горячечном бреду прохаживавшийся с плёткой по бункерам. Здесь были два мира… Понятно, что они являлись частью одного народа, говорили на одном и том же языке, сидели некогда у ног одного бога, которые повторяли те же самые слова при крещении и конфирмации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *