Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Магический реализм

Магический реализм«Магический реализм», ставший в конце 20-х годов повсеместной формой отображения действительности и «выражавшийся в сочетании внешней фантастики при сохранении внешней трезвости», проявляется у Кёппена в подробном описании всего сущего, каким бы расхожим оно не воспринималось в обычном представлении. Техника, казалось бы, далёкая пониманию простого человека, человека улицы, как, например, в очерке «В раю холода», посвящённом описанию изготовления льда для повседневных нужд огромного города Берлина, или в очерке «Фарадейвег, № 4», рассказывающем о работе научно-исследовательского института химической физики, поднимается в его глазах до высот чего-то необычного, таинственного, мистического, и это несмотря на то, что эта техника здесь, рядом, выполняет функции понятные всякому, тем более, городскому жителю независимо от его образованности и социального статуса: «Посетитель видит, как какой-то человек, сидящий за столом, время от времени двигает переключатель, и тогда раздаётся щелчок, где-то вспыхивает искра, и воздух в комнате становится более напоённым озоном, чем это было раньше. Посетитель охвачен благоговейным страхом; он говорит себе, этот человек и его гирлянды стеклянных труб, предназначенные для процессов, полных таинственности, являются зародышем фабрики будущего. Но когда этот человек заканчивает свою работу, огни гаснут, тогда посетитель испытывает некоторое разочарование, услышав, что здесь не получают золота и не находят эликсир жизни, а только перепроверяют расчёты одной совершенно абстрактной формулы».

Подобного рода журналистика представляла собой некое соединение «магического реализма» и «новой вещности», черты которого обозначились в литературе молодого поколения конца Веймарской республики. При этом особое внимание уделялось чрезмерной детализация повседневности, быта, малых радостей бедных людей, простонародья, что можно было истолковать как некое хождение в народ. В журналистике Кёппена 30-х годов эта тенденция проявилась в повышенном интересе к жизни окраин Берлина. Не парадный Берлин, а «Берлин — два шага в сторону», выступает в его многочисленных статьях, опубликованных в «Берлинер бёрзен-цайтунг» в те годы, в которых рассказывается о незамысловатых развлечениях простых людей — о пивных барах, мороженицах, жалких киношках, наивных цирковых представлениях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *