Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Лучшая кандидатура

Лучшая кандидатураЛучшей кандидатуры на пост президента этого объединения, чем Каросса, трудно было найти, и под давлением Геббельса он даёт согласие на избрание его на эту должность. С самим Кароссой эта тема предварительно не обсуждалась, всё произошло как бы спонтанно, хотя понятно, что эта операция была заранее спланирована, отсюда и та настойчивость, с которой министерство пропаганды приглашало писателя в Веймар. Устроители встречи буквально в коридоре поймали Кароссу и в присутствии большой группы иностранных участников встречи прямо предложили Кароссе дать согласие на избрание его на этот пост. Каросса пишет: «В небольшом отдалении от меня стояла группа людей, немцев, французов, итальянцев, голландцев, венгров, которые смотрели на меня одобряющим, полным надежды взглядом, как будто от моего согласия зависело всё их благополучие… Идущая от моей врачебной привычки способность быстро оценивать ситуацию других и забывать при этом о своей собственной… ясное понимание того, что я собираюсь совершить ошибку, привело меня одновременно к осознанию того, что эта ошибка повредит только мне и больше никому… Теперь это стало тем моментом, когда мир демонического мстил мне за то, что его не принимаешь серьёзно. Это я понял сразу…»

В этой ситуации Геббельс намеренно держался в стороне от всего происходящего с тем, чтобы, как он писал в своём дневнике, «предварительно не компрометировать это объединение в глазах вражеских сил моей официальной позицией». Именно поэтому, уже после того, как выборы состоялись, Геббельс провёл с Кароссой личную беседу.

Кандидатура Кароссы на пост председателя «Европейского объединения писателей» была выбрана не случайно, ибо имя его, при всей отрешённости писателя от нацистских мероприятий, пользовалось за пределами рейха, особенно во Франции, достаточной известностью. В отчёте о статистике переводов немецких авторов за 1939 год сообщалось, что «действительно ценное немецкое творчество современности, в поэтическом отношении возвышенная проза, нашло приём во Франции в виде только двух произведений Кароссы — «Врач Гион» и «Румынский дневник»… творчество молодого поколения натолкнулось на полное отрицание…» Геббельс прекрасно понимал состояние литературных дел в Германии, и Каросса нужен был для него как некий громоотвод, некая приманка, чтобы привлечь на свою сторону интеллигенцию покорённых стран. Именно в это время в его дневнике появилась запись, объясняющая суть происходящего в Веймаре: «Каждый большой писатель в Европе имеет огромный круг почитателей, именно его следует завоевать с помощью писателя».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *