Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Литература в Третьем рейхе

Литература в Третьем рейхеКризис, однако, заключался в состоянии самой литературы в Третьем рейхе в 1940 году. При всём том, что этот далеко не полный список неблагонадёжных авторов вызывает вопросы относительно их неблагонадёжности, вернее, степени их неблагонадёжности, он примечателен тем, что основанием для него послужили произведения не только авторов молодого поколения из команды «Колонне», но и авторов более старшего поколения, продолжающих писать так, как будто после 1933 года в Германии не произошло никаких политических событий, которые могли бы каким-то образом повлиять на их творчество, не окажись они инородцами. Судя по всему, ведомство Розенберга беспокоило отсутствие какого-то единого фронта пронацистской литературы, как и отсутствие самой нацистской литературы, схожей по своим творческим проявлениям с литературой афашистских авторов. Если ведомство Геббельса понимало и Умело использовало преимущества произведений афашистских авторов, то ведомство Розенберга предпочитало идти напролом, оттого печальные ламентации и определяют тональность упомянутого закрытого документа.

Отсюда, однако, не следует вывод о том, что авторы афашист — ской направленности чувствовали себя в этой ситуации достаточно умиротворённо. Именно в это время особенно резко проявилось стремление к сохранению и сплочению дружеских связей, и авторы журнала «Колонне» представляли какой-то особый вид товарищества. Г. Айх, П. Хухель, X. Ланге, О. Шэфер, Э. Ланггэссер, М. Рашке, Э. Меккель, Г. фон дер Фринг и примкнувший к ним В. Бергенгрюн находились друг с другом в постоянном контакте, принимая участие в семейных праздниках, совместных выездах на природу, помогая друг другу как в делах литературных, так и в повседневных заботах.

Как писала О. Шэфер в своих мемуарах, «дружба помогала нам переносить тяжёлые годы, дружба, выражавшаяся в тесных связях людей, придерживавшихся одинаковых взглядов, хотя и не одинаковой веры. Это привело в годы войны, когда всё с возрастающей силой начинал главенствовать принцип уничтожения, к некоторому роду катакомбной жизни».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *