Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Консервативный читатель

Консервативный читательДля консервативного читателя, несмотря на неприятие им нацизма, коммунист и нацист остаются фигурами равными, но, видя настойчивое сведение автором их противостояния к религиозной сфере, политические мерки явно теряют свою значимость, и читатель, если не заинтригован, то всё же с нетерпением ожидает, по мере появления в газете очередного отрезка новеллы, во что это противостояние выльется. Пако, священник по нужде, предстаёт не как церковный служитель во плоти, а как религиозный символ прощения. Зная о предстоящей смерти военнопленных, зная, что и его ожидает такая же участь, Пако не пытается предупредить своих сторонников о неминуемой их гибели, а только наставляет их принять всё происходящее как дело рук человеческих: «Все наши проявления насилия скапливаются, а теперь они успокаиваются, но успокаиваются и все наши проявления бесчеловечности, наши слабости и страхи перед чем-то необычным, даже наш страх перед кровопролитием, потому что один из нас ведь мог бы в нужное время пустить в ход нож! Но, камрады, покоримся! Бог судит и бог милостив!»

Несомненно, камуфляжные игры с цензурой требовали необычных композиционных оборотов, запутанных ходов, однако рассчитаны они были не только на введение в заблуждение цензуры, но и на создание некоей платформы поведения посвящённых. С одной стороны, как заметил рецензент журнала «Рейх», в новелле «предельно сознательно и ясно определена невозможность существования современного человека», однако, с другой стороны, в ней «речь идёт об осознании, и оно является силой поэтического и духовного достижения стиля, и также силой своеобразия одержимости образов, перед которой пессимизм, горечь и серьёзность в некотором смысле становятся незначительными».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *