Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Исторические романы

Исторические романыНесомненно, исторические романы Кольбенхайера выделялись на фоне огромного потока псевдоисторических поделок своей основательностью, художественными достоинствами, наконец, определённой философской окрашенностью. Однако после 1933 года каких-либо подвижек оппортунистского толка в его немногочисленных произведениях, написанных в этот период, трудно усмотреть. Если взять его пьесу «Грегор и Генрих», посвящённую противостоянию папы Грегора VII и германского короля Генриха IV, завершившегося знаменитым хождением последнего в Каноссу, то в ней, по сравнению с пьесами на эту же тему, написанными Эрнстом фон Вильденбрухом и Паулем Эрнстом, если и просматривается некая оппозиция, то она носит деликатно-доброжелательный характер, так что её и оппозицией-то трудно назвать. В этой пьесе нашло отражение официальное восприятие исторического события, считавшегося до этого времени своего рода политической раной, нанесённой немцам римско-католической церковью в давние времена. Казалось, ничто не изменилось в творческом настрое писателя, в его манере толкования исторических фактов, обусловленной приоритетом специфической биологической парадигмы, заявленной Кольбенхайером в »Bauhiitte«, но некоторые аспекты всего произведения стали звучать громче, чем, может быть, стоило бы, учитывая направляющую роль нацистской партии. «Грегор и Генрих» есть отражение реальных проявлений воздействия происходящего в стране на произведение. Здесь как бы возникает наяву то, что трактуется как поэтическая фантазия, и настало время, когда революционный порыв перешёл в новую фазу, обрёл контуры стабилизации, настало время скорректировать это движение, придать ему государственную значимость, а не просто заниматься реализацией каких-то партийных указаний. Фигура правителя в пьесе обретает знаковую сущность, всё решается в противостоянии сил на верху. Масса — статисты, и в этом можно усмотреть желанную мечту Гримма, Биндинга и иже с ними о сохранении чистоты нацистского движения. Это вильгельминство чистой воды, то, что этим консерваторам было ближе их опыту, их переживаниям, и то, что они хотели видеть в преобразованном обществе. Однако все эти намёки не вызвали какой-либо реакции в партийных кругах, более того, их просто не поняли, ибо речь шла не о реставрации прежнего статуса императора, хотя и в видоизменённом качестве, а о борьбе более широкого формата, выходящей за пределы собственного государства. Гитлер мыслил другими категориями, и создание рейха вселенского масштаба не вызывало у него и его окружения иных представлений о задачах, которые казались фёлькиш-националам первоочередными и на данном этапе развития нацистского государства. Более того, тогдашняя критика усмотрела в «Грегоре и Генрихе» «борьбу представителей двух расовых душ за расширение политической власти на земле. Король Генрих победил римскую идею… Грандиозная драматическая шахматная партия Кольбенхайера занимает как политическая драма самое первое место в ряду сознающей свою ответственность исторической драматургии современности».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *