Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Горестное признание

Горестное признаниеГорестное признание, сделанное Лампе в 1943 году, в самый разгар Второй мировой войны, обрело ещё большую остроту в последние месяцы существования Третьего рейха, когда война подступила уже к Берлину. 28 марта 1945 года, незадолго до своей трагической кончины, Фридо Лампе в письме к своему другу Иоганнесу Пфайферу подвёл своеобразный итог своей жизни: «Что это за время! Я всё больше пытаюсь понять это время и страшные события как процесс очищения. Мы должны распроститься со всем, больше не быть связанными ни с чем земным, должны смотреть на жизнь так, как если бы мы уже умерли. Мы должны учиться преодолевать страх жизни и смерти. Надежда на разумную и счастливую жизнь, вероятно, очень ничтожна. Вся Германия представляет собой ведь груду развалин. Присоединение к прошлому уничтожено. Всё это не сразу восстановится. Нет, в этом направлении нам не следует думать. Мы должны научиться думать о другом, но это очень больно и тяжело, особенно для думающих людей вроде меня. В самом конце нас ждёт свобода и веселье, состояние оторванности от всего земного и понимание непрочности и бренности всего земного, понимание того, что прежние времена мы переживём только в редчайшие схожие моменты».

Сейчас, когда к творчеству Фридо Лампе в Германии, а также во Франции, Швейцарии, Голландии, возник небывалый интерес, вновь издаются и переводятся на другие языки его книги, на их основе создаются радиопьесы, ставятся фильмы, а в Бремене, родном городе писателя, создано общество его имени, многие критики и писатели провозглашают Лампе провозвестником модернистской литературы в послевоенной Германии. Столь решительные высказывания вызваны, несомненно, эйфорией, возникшей в связи с запоздалым открытием большого художника, ибо, несмотря на неоднократные издания книг Лампе после 1945 года, никто, кроме Вольфганга Кёппена, который проникся его творческими исканиями ещё при жизни писателя, не последовал его заветам. Кёппен был первым, кто обратился в немецкой послевоенной литературе к наследию модернизма в интерпретации Фридо Лампе в своей знаменитой трилогии «Голуби в траве», «Теплица» и «Смерть в Риме», хотя здесь ощущалось и влияние Джеймса Джойса, роман которого «Уллис» был чуть ли не настольной книгой начинающего писателя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *