Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Голодная крепость

Голодная крепостьСтихи стихами, но Хухелю где-то Нужно было жить. Сначала он обретался у Фрица Штернберга, известного теоретика марксизма, затем перебрался в своеобразную художественную колонию на Лаубенхаймерплатц, где в те времена жили многие писатели, актёры, музыканты, оказавшиеся в годы экономического кризиса безработными. Этот квартал назывался «голодная крепость» или «красный квартал». Здесь можно было встретить Иоганнеса Р. Бехера, Вальтера Хазенклевера, Курта Хайнике, Эберхарда Меккеля, Вальтера Меринга, Карла Оттена, Ганса Зааля, Иоахима Рингельнаца, Вольфганга Леонхарда, будущую кинозвезду Третьего рейха Лил Даговер, режиссёра Эриха Энгеля. К этой представительной команде примкнули Петер Хухель и Альфред Канторович, последний руководил коммунистической ячейкой, в которую входили Карола Блох, Густав Реглер, Фриц Эрпенбек, Гедда Циннер, Эрих Вайнерт, Артур Кёстлер, Вильгельм Рейх, Эрнст Буш и Эрих Мюзам. В качестве приходящих гостей этой коммунистической ячейки были Аксель Эггебрехт, Эрнст Блох, Георг Лукач, Петер Хухель, а в роли оппонентов выступали Эрнст фон Заломон и националист Фридрих Хилынер.

В такой разношёрстной компании, где собрался едва ли не весь цвет коммунистической и демократической интеллигенции, где политические и эстетические дискуссии сливались в одно целое и надо было как-то определять свою позицию, Хухель выступал в роли слушателя, не принимая чьей-либо стороны. Как вспоминал в 1947 году Канторович, один из самых близких друзей Хухеля, «своим сонным, эстетически отмеченным образом он симпатизировал нашим боевым акциям против нацистов, особо не обращая на себя внимание среди друзей и врагов». Творческая свобода и личная независимость оставались для него более значимыми, чем принадлежность к какой-либо партии, которая не может быть «неким убежищем» для художника. В своей автобиографии «Европа века двадцатого печального» Хухель писал: «Его ровесники сидят в партийных бюро, и иногда они даже соглашаются с тем, что из некоторых углов попахивает дурно. Тем не менее, у них есть крыша над головой. Но так как ему самому марксистское звание не к лицу, он будет продолжать мокнуть под бесперспективным небом. Они машут из ковчега партии, и он понимает их призыв. Он гласит: «Мы можем тебе воочию доказать, что ты пойдёшь ко дну, не успев даже люк открыть». Против этого он особенно не возражает. Пускай они это знают, у них есть наука. Тем не менее, его сердце продолжает биться приватно. И он живёт, не собираясь оправдываться».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *