Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Глаза подростка

Глаза подросткаРоман состоит из двух частей. В первой части события представлены глазами подростка по фамилии Димке, приехавшего на летние каникулы к своему дяде, садовнику в поместье полковника в Кальтвассер, и его жены Альмы. Димке находится в состоянии поиска своей индивидуальности, и всё, что он видит вокруг себя, вызывает у него двойственное впечатление. С одной стороны, он настолько захвачен окружающим миром деревенского покоя, осеннего умиротворения, что временами, сидя на ветке яблони, представляет себя плодом, и ему кажется, что он ощущает как его «тело смачивается источниками, потоками и водами, сладкими и солёными, светлыми и тёмными, и возможно, также такими едкими, каким бывает яд». Это слияние с природой порой достигает такой силы, что Димке как бы оказывается в другом мире. Этот переход происходит незаметно, путём вглядывания в окружающие явления и как бы слияния с ними, так что герой сам становится их неотъемлемой частью: «Паук не шевелился, он был необыкновенно большим, на его неуклюжем теле обозначился рисунок креста, и я даже думал, что разглядел его глаза — крошечные, чёрные капли на волосатой голове. Пока я их рассматривал, с отвращением, но и с любопытством, всё вдруг преобразилось — ландшафт, сад и дерево, на котором я сидел, потеряли своё значение, отступили назад и выпустили меня из связи с ними. Паутина покрывала половину неба, солнце выглядело как некое золотое насекомое, вырвавшееся из пут, в которых оно чуть было не запуталось, отчего день разом помрачнел, как будто мне приставили к глазам тёмное стекло.

Спокойствие, в котором я находился, прошло; меня охватил необычный страх, сложившийся из одних только неясных предчувствий».

Эти предчувствия его не обманули. Магический мир только на первых порах предстаёт в сознании Димке в радужных тонах. По мере его знакомства с людьми в Кальтвассер, с их жизненными историями, по мере обнаружения его личной невольной причастности к давним и нынешним событиям этой округи он всё больше проникается сознанием того, что этот магический мир определяет не только его судьбу, но и всё, с чем сталкивается человек в своей жизни. Магические пассажи, в изобилии рассыпанные по всей книге Ланге, как бы нагнетают обстановку, приуготовляя читателя к постижению надвигающейся катастрофы, которая, при всей её разрушительной силе, оказывается неким регулятором во всём мире, освобождая его от накопившегося хлама, душевных и материальных нечистот. Но этот магический настрой выступает и в роли некоего оселка, на котором проверяется внутреннее состояние персонажей романа, те движения души, о которых они сами имеют смутное представление и которые только ещё находятся в состоянии зарождения.