Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Единичный человек

Единичный человекВ эссе «О боли» он с удовлетворением констатирует, что «предзнаменования того, Та сторона процесса, которая зиждется на повиновении, тренировке и дисциплине, короче, на воле, осуществлена в полной мере», и поэтому «для единичного человека в практическом отношении вытекает необходимость принять вопреки всему участие в вооружении,— пусть он видит в нём подготовку к закату, пусть на холмах, где обветшалые кресты, а дворцы превратились в руины, он ощутит беспокойство, которое обычно предшествует воздвижению новых полковых знамён». Подобные высказывания встречаются в его произведениях времён нацизма часто, и это также придаёт его оппозиции некий налёт аристократического стоицизма, дескать, что с них взять, с этих оборванцев, хорошо хоть что-то из предложенного им они сделали. Несмотря на то, что это «что-то» означало установление в стране авторитарного режима, устранение всех проявлений демократии и внедрение в сознание масс понимание значимости солдатских доблестей в противовес прочим проявлениям обыденной жизни, именно массированное низведение героического до обыденного, когда любой, а не избранник духа, мог претендовать на лавры героя, вызвало у Юнгера отвращение, желание вернуться к своему героическому прошлому. Не случайно в 1936 году появляется его книга «Африканские игры», написанная как бы в изгнании, в провинциальной прусской глуши Гослара, эта книга сродни мемуарам, ибо в ней Юнгер вспоминает время, проведённое им в Иностранном легионе, куда он сбежал в поисках приключений. Несостоявшийся политик не у дел, Юнгер отдаётся своим любимым занятиям — собиранию жуков, растений, минералов, редких книг, и в этом также заключается его оппозиция негероическому режиму. Именно здесь у него возникла мысль написать роман-притчу «На мраморных скалах», в котором писатель достаточно прозрачно высказывает своё неодобрение нацистскому режиму, хотя это неодобрение, как признаётся Юнгер в 1972 году в послесловии к новому изданию романа, «скорее снижено», чтобы можно было его воспринимать как выражение «политических взглядов». В первые послевоенные годы Юнгер выражался на этот счёт намного резче. По свидетельству Т. Манна, Юнгер «сейчас, во время оккупации, открыто заявляет, что смешно предполагать, будто его книга имеет что-либо общее с какой-либо критикой национал-социалистского режима». Об этом же свидетельствует и корреспондент журнала «Шпигель», беседовавший с Юнгером в январе 1950 года: «То, что роман „На мраморных скалах" является книгой Сопротивления, Юнгер резко отрицает».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *