Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Дух Кёппена

Дух КёппенаКниги, которыми питался дух Кёппена, и на которые критик хотел обратить внимание читателей, почти всегда являлись знаковыми явлениями в немецкой литературе тех лет. Таким был роман Ганса Хенни Янна «Перрудья», интерес Кёппена к которому вызван был в первую очередь его экспрессионисткой манерой письма, а также необычной даже по меркам тогдашней литературы свободой обращения к сексуальным проблемам. Одни называли Янна «великим поэтом, творящим вне времени», другие характеризовали его творчество как «проявление безмерно утончённого извращения болезненного мозга».Последнее обстоятельство, характерное не только для «Перрудьи», но и для всего творчества писателя, вызывало ожесточённые споры в прессе, хотя интерес Янна к этим проблемам определяется исключительно постановкой проблемы человека как вида со всеми его проявлениями в духе Д. Джойса, какими бы отвратительными и повседневными они ни были. «Человек способен на всё», говорил Янн, и поэтому он «находится вне добра и зла», отсюда приверженность его к самым ужасным, аномальным эротическим поступкам, представляемым писателем как обычное сексуальное влечение. Руководствуясь словами Янна из его предисловия к своему роману о том, что «жизненные функции человека также не представляют никакой важности, как и взмах крыльев комара», Кёппен особо подчёркивает, что герой писателя не деятель, не конкретное лицо, а обобщённый образ «человека, не такого, как все, а исключительно одинокого, остающегося изолированным от времени», «которому было предсказано, что он взрастёт как лилии в поле, иначе он, слабый и нерешительный, вместо того, чтобы быть для нас примером, скатился бы в низины болезни и мелочных преступлений». Янн живописует не конкретного человека, ибо «люди вообще-то не имеют какого-то образа, они просто существуют», а только набрасывает его общие контуры, связывает его с прошлым и настоящим, и поэтому «его добротность может быть такой же огромной, как и его подлость, и по-этому опасно буйствует мысль по полям его влечений и инстинктов». Кёппен особо подчёркивает «нордическую» фактуру романа Янна, но при этом обращает внимание и на то, что эта фактура имеет общечеловеческий характер, который «люди, призывающие всё время к германской поэзии, совершенно не поймут».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *