Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Борцовские приёмы

Борцовские приёмыПопытка Дикмана заключить с Альваросом дружеский союз натолкнулась на резкий отказ, и тогда весь ужас надвигающегося конца находит своё выражение на сцене кабаре «Астория» в прилюдном акте дикого садомазохистскогого приступа. «Сделав несколько удачных борцовских приёмов, Дикман опрокидывает Альвароса на спину: „Вот он и лежит подо мной. Что, ты этого не хочешь? Разве ты теперь, наконец, не мой маленький мальчик? О, не гляди с такой злостью. Будь поласковей! Ну-ну! Что за нежный парень попался мне“… Он катался по Альваросу, смеялся, что-то говорил про себя, быстрыми движениями ощупывал тело Альвароса: „Ну, собираешься ты стать теперь моим любимым маленьким мальчиком?" — спросил он угрожающе, набычившись глядя на него. „Ты, собака!" — прокричал Альварос.— „Так собираешься ты стать моим любимым маленьким мальчиком?" — „Нет!" — „Хочешь?" — „Нет!" — „Ты хочешь, ты хочешь, ты хочешь!" — повторял он в бешенстве.— „Ты, скот!"… И тут Дикман, с красным лицом и выпученными глазами, приподнялся на мгновение, держа перед собой Альвароса, и внезапно принялся колотить своими толстыми кулаками по лежащему перед ним телу, тяжело дыша и с отчаянием: „Ты прекрасный юноша, ты низкий прекрасный стервец, ты не хочешь? Так получай же, на, на, на тебе…" Он бил Альвароса по лицу, так что кровь лилась у него из носа, бил по губам, так что они начали трескаться, бил по груди, по всему телу. Альварос пытался подняться, но удары с силой швыряли его на пол.

Затем Дикман навалился на него всем телом, совсем плотно, приблизив свои губы к окровавленным губам Альвароса: „Мой мальчик, мой дорогой мальчик, прекрасный бедный мальчик". После этого он, потеряв сознание, отвалился в сторону, его глаза закатились, и тогда стоящие вокруг люди смогли, наконец, оттащить его в сторону и освободить Альвароса. Издавая стоны и хрипы, он лежал на полу, измазанный кровью и потом, избитый и исцарапанный».