Галерея
5066 5077 5209 5263 5383 5972
Интересные записи
Топовые новости
Случайное

Аллегорические заставки

Аллегорические заставкиЭти аллегорические заставки к главам дают соответствующий настрой всему повествованию, которое в основе своей напоминает классический немецкий «роман воспитания», однако Парацельс, представленный в рамках традиционного жанра — детство, юность, становление и трагическое одиночество,— выступает здесь не как яркая индивидуальность, а как выразитель духа немецкого народа, его немецкой сущности. В силу своей гипериндивидуальности и фаустовской отрешённости Парацельс остаётся непонятым, но именно поэтому, как считает Кольбенхайер, вся его деятельность, обретает характер жертвенности, жертвенности во имя народа. Преодоление догматов в медицине, как и преодоление догматов в религии, навязанной немцам с юга, определяет смысл поступков Парацельса. Немцы должны создать свою религию, отвечающую их природной сущности, а не пробавляться застывшими остатками со стола римской курии. Именно поэтому Один и помещает Христа на вечное упокоение во льдах Альп, ибо третьего воскрешения не будет, а будет новая, немецкая религия, не знающая оков, формул, канонов, что больше всего соответствует исконной немецкой сущности, сущности молодого народа, у которого вся жизнь впереди. Один победил Христа, и тем самым пути создания истинной немецкой религии были определены.

Основная мысль трилогии Кольбенхайера, хотя она в значительной мере затемнена обилием исторического материала, который временами лишён какой-либо привязанности к сюжету как таковому, заключается в подчёркивании особого пути формирования немецкой духовности, которая есть порождение инстинкта, а не строго утилитарного мышления, как это мыслится идеологами римско-католической церкви. Не случайно Парацельс представлен как интуитивно ищущий исследователь природы, а не холодный кабинетный учёный. Борьба нордически-германского духа с духом средиземноморского ареала определяет настрой не только трилогии о Парацельсе, но и всего творчества Кольбенхайера. Такая позиция писателя вполне соответствовала установкам нацистской идеологии, и поэтому Розенберг в своей главной книге «Мифы XX века» уделяет большое внимание произведениям Кольбенхайера, ставя «Парацель — са» на одну доску с «Гиперионом» Гёльдерлина и «Фаустом» Гёте, ибо все они «способствовали созданию действенной духовной жизни».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *